Морфология волшебной сказки

Не так давно моей дочери исполнилось два года и она созрела для совместного чтения достаточно длинных сказок. К тому моменту у нас дома надарился-накопился достаточно широкий выбор самых разнообразных детских сборников, иллюстрированных авторских и народных, традиционных и новых.

Мне всегда было интересно, какие бывают сюжеты, как они устроены, почему они соответствующим образом устроены, и как с ними работают авторы. В частности, за последнее время я прочитал несколько влиятельных книг, посвященных сюжетам в мифах, литературе и повествовательных формах в целом («Тысячеликий герой», «Семь базовых сюжетов» и др.).

Одна из крупнейших и влиятельнейших работ по теме сказочных сюжетов — «Морфология волшебной сказки» Владимира Проппа, с которой я просто не мог не ознакомиться.

Европейские романы — сложные и крупные произведения, в сюжетах которых сложно разглядеть нижележащие закономерности. Читая же сказки, особенно народные, очень трудно сразу не заметить, что сюжеты в них имеют общую структуру и свою внутреннюю логику.

Поинтересовавшись темой, я узнал, что есть классическая работа на эту тему: «Морфология волшебной сказки» Владимира Проппа, на которую постоянно ссылаются как западные, так и русские исследователи-фольклористы. В ней автор, концентрируясь на волшебных сказках, сначала выделяет общие структурные элементы полутора сотен случайно выбранных сказок, после чего замечает, что можно выделить некий единый шаблон, которому подчиняются сказочные сюжеты.

Что приятно, в отличие от автора «Тысячеликого героя» и многочисленных его идейных наследников, Пропп в своей книге использует очень формализованный, по-математически строгий подход, вводя для каждого структурного элемента символьные обозначения, и сводя записанные таким символьным образом сюжеты в единую таблицу. Он не спекулирует, не пытается объяснять (это он делает в других уже работах), но предлагает формальные терминологию и метод исследования — и это не может не радовать меня, человека, симпатизирующего математике и научному подходу в целом.

По результатам прочтения «Морфологии» я еще больше заинтересовался темой, и даже купил оригинальный, без купюр и упрощений, сборник в трех томах «Народная русская сказка» А. Н. Афанасьева, который считается главным собранием такого рода в русской и близких культурах вообще.

Признаться, в сборнике я уже нашел несколько очень интересных — и не слишком широко известных — сказок, но о них в контексте книги Проппа — в следующем посте.

Комментарии

Comments powered by Disqus