Литература Древнего Египта: наставления

Вся история великого Рима насчитывает тысячу лет, если не считать византийского периода, длившегося еще одну тысячу лет сверх того. Но когда римляне только-только начали осваивать письменность — египетская культура уже существовала почти три тысячелетия.

В легендарные библейские времена — времена Давида и Соломона — фараоны уже двадцать пять веков правили в долине Нила.

Когда потомки Геракла вторглись на Пелопонесс, чтобы впоследствии дать миру величайшую из культур — греческую, они не умели ни писать, ни читать, ни даже строить города. Египтом к тому моменту правила уже двадцать пятая (да, 25-ая) династия фараонов.

Пять с небольшим тысяч лет назад, когда предки наших предков — индоевропейцы — были просто безымянным родоплеменным сбродом в глубине континента, первый фараон уже увековечивал на стенах храмов свою главную победу — объединение Верхнего и Нижнего Египтов.

Удивительно, но с тех времен до нас дошли не только исполинские каменные гробницы, но и значительно более хрупкие памятники — древнеегипетская литература. Литература эта многолика, в ней много жанров: сохранилось множество религиозных, посмертных автобиографических и пророческих текстов.

Но один из популярных в Древнем Египте жанров мне интересен особенно — поучения.

Поучения, или инструкции, чаще всего оформлены в виде наставлений, составленных отцом — обычно фараоном или визирем — для сына. Вероятно, непосредственно чиновники и монарх такой текст сами не писали, но все же считали нужным таким образом передать свой опыт следующему поколению.

Однозначного мнения среди египтологов относительно назначения этих текстов нет, но похоже, что они играли одновременно политическую и образовательную роль, как, например, поучения фараона Ахтоя своему сыну Мерикару:

Начало поучения, которое царь Верхнего и Нижнего Египта Ахтой написал для своего сына Мерикара. Подстрекатель — это вредящий, истреби его, убей его, сотри его имя, уничтожь его близких, истреби память о нем и о его людях, любящих его. Беспокойный человек — это смута для горожан, ибо он создает две партии среди молодежи.

Да будешь ты праведен пред богом. Будь искусен в речи и ты победишь, ибо язык это оружие царя. Сильнее речь, чем любое оружие.

Мудрец — это прибежище для князей, не поборют его, не случится ложь в его присутствии, ибо приходит к нему истина готовою, подобно изречению предков. Следуй твоим отцам, твоим предкам. Вот, их слова пребывают в писаниях — открой, читай, следуй премудрости, ибо из обучающегося становится искусный.

Не будь злым, прекрасно самообладание, создавай свои памятники твоей любовью, обогащай и горожан, и возблагодарят за дары, восхваляя за твою благость, молясь за твое здоровье. Уважай вельмож и заботься о твоем народе.

Укрепляй твои границы и твои пределы, — ибо хорошо творить для грядущего. Преступен захватывающий себе землю беззаконно. Завидующий тому, что другие имеют — это глупец, ибо проходит жизнь на земле, не длинна она, оставляющий же добрую память о себе — это счастливец… Есть ли человек, живущий вечно?

Возвеличивай твоих вельмож, и они исполнят твои постановления. Тот, кто обеспечен в своем доме, — не пристрастен, ибо он богат и не нуждается. Бедняк же не говорит согласно истине. Несправедлив говорящий «я хочу!» Он пристрастен к тому, кого он любит, он склоняется к владельцу его подношений. Могуч царь, имеющий свиту, славен богатый знатными. Говори истину в своем доме, и вельможи в стране будут бояться тебя.

Другие излагают правила поведения в обществе — древнеегипетские этикет и мораль. Ученые преполагают, что изучение и переписывание последних было частью образования писцов. Вот отрывок из знаменитого поучения Птахотепа (если не ошибаюсь, в переводе Анны Ахматовой), обучающий скромности, моральности и семейным ценностям:

Ученостью зря не кичись! Не считай, что один ты всеведущ! Не только у мудрых — И неискушенных совета ищи. Искусство не знает предела. Разве может художник достигнуть вершин мастерства? Как изумруд, скрыто под спудом разумное слово. Находишь его между тем у рабыни, что мелет зерно.

Если дружбой дорожишь Ты в дому, куда вступаешь Как почтенный гость иль брат,- Обходи с опаской женщин! Не к добру сближенье с ними, Раскусить их мудрено. Тьмы людей пренебрегли Ради них своею пользой. Женских тел фаянс прохладный ослепляет, обольщает, Чтобы тотчас превратиться в пламенеющий сардоникс. Обладанье ими — краткий сон. Постиженье их — подобно смерти!

Если ты склонен к добру, заведи себе дом. Как подобает, его госпожу возлюби. Чрево ее насыщай, одевай ее тело, Кожу ее умащай благовонным бальзамом, Сердце ее услаждай, поколе ты жив! Она — превосходная пашня для своего господина.

Сохранилось довольно много поучений, написанных от лица фараонов или визирей, но мое любимое — поучение Хети, сына Дуауфа, своему сыну Пепи. Хети отправляет Пепи в столичную школу писцов и на примере более простых профессий показывает, почему хорошо быть писцом:

Начало поучения, сделанного человеком из укрепления, сыном Дуауфа, Ахтой имя его, своему сыну, Пиопи имя его, когда он плыл на юг в столицу, чтобы отдать его в школу писаний в ней в столице — дети вельмож, там находящихся во главе столицы.

Писец — не просто образованный человек; это целое сословие, составляющее основу древнеегипетской бюрократии. Писцы это чиновники, ревизоры, бухгалтеры и юристы, помогавшие древним фараону, землевладельцам и жрецам вести дела. Кроме обычной бюрократической деятельности, они также следили за строительством храмов и монументов, то есть были своего рода инженерами.

Словом, писец — очень уважаемая профессия, лучше всех прочих:

Да заставлю я тебя полюбить писания более, чем свою мать, и да покажу красоту их перед тобой, ведь она больше красоты должности всякой, и не было подобной ей в земле этой. Когда он начал расти, будучи еще ребенком, уже тогда справлялись о его здоровье и посылали его выполнять поручения, причем он не возвращался, будучи одетым в одежду дайу. Но не видел я ваятеля с поручением и золотых дел мастера, чтобы он был послан.

Совершенно точно быть писцом лучше, чем быть, скажем, плотником:

Каждый мастер, работающий теслом, устает более землепашца. Поле его — дерево, а орудия его — медь. Ночью, будучи свободным, он делает более того, что сделали его руки. Ночью он зажигает огонь.

Или ткачом:

Ткач находится в помещении, он более слаб чем женщина. Колени его у живота его, и не может он вдыхать воздух. Если… в день в тканье, то его бьют… пятьюдесятью. Дает он хлеб привратнику ради позволения увидеть свет.

Начальником вообще быть хорошо:

Смотри, нет должности, свободной от руководителя, кроме должности писца,- сам он руководитель!

Да и родителям приятно, если сын отучился на писца и карьеру сделал:

Когда ты поставлен во главе местного управления, благодарят бога отец и мать твои. Ты поставлен на дорогу жизни. Смотри, это я изложил перед тобой…

Этот текст написан примерно четыре тысячи лет назад, во времена Среднего Царства, но нисколько не потерял в актуальности и в наши дни. Кроме бессмертных истин из него можно извлечь и несколько интересных наблюдений об общественном устройстве и профессиях Древнего Египта в те далекие времена.

Учитесь, и учите своих детей — эта истина никогда не устаревает!

Комментарии

Comments powered by Disqus